Откуда в детях столько жестокости?

Если семья – проблемный фактор, то как сделать ее другой?

Модель поведения – великая вещь. Благодаря ей люди либо совершают подвиги, либо сжигают друг друга в концлагерях. Но в каждом из этих случаев затронута  эмоциональная сфера: она либо создана еще в детстве, либо разрушена. Если создана – подросток способен на помощь и даже самопожертвование ради другого. Если разрушена – он не может поставить себя на место своей жертвы. Во втором случае инициатор насилия как бы показывает окружающим, что он сильный, мощь на его стороне, он может себе это позволить.

Мои родители прочитали в Интернете псковскую историю. «И откуда берутся такие маленькие отморозки, способные стрелять в людей и собак? Просто шок какой-то», – сказала мама. А папа просто молча на нее посмотрел. Но я знаю, о чем он подумал. О том, как мама стегала нас с братом в детстве скакалкой за неповиновение и упрямство, о том, как обзывала нас всякими обидными словами, о том, как единственным ее ежедневным вопросом был только: «Вы поели?». Но сегодня мама этого не помнит. Так же как и того, что ее избивал собственный отец. А я в этот момент вспоминала – сколько раз орала на собственных детей и отвешивала им подзатыльники.

Нам долго вкладывали в головы мысли о «счастливом детстве», и в результате мы в это поверили. Но много ли среди нас тех, кто действительно был счастлив в этот период, и к кому родители относились с пониманием и любовью?..

Конфликты поколений

Сегодня принято говорить о «жестоких временах». Однако обольщаться не надо – в истории человечества есть и более шокирующие примеры, причем, массового характера. И если сегодня «кровавые разборки» между детьми и родителями мы считаем недопустимыми, то, к примеру, в античное время, вплоть до IV века н.э., убийство детей считалось нормальным. Когда родители боялись, что ребенка будет трудно воспитать или прокормить, они обычно убивали его. Умерщвление детей считалось нормой вплоть до четвертого века нашей эры. Лишь в 374 г. н.э. стараниями церкви был принят закон, осуждающий такие действия. Тем не менее, убийство незаконных детей было обычным делом вплоть до XIX века. До ХХ века маленьких детей было принято оставлять одних. Родители редко заботились об их безопасности и предотвращении несчастий. В этот период общество всячески поощряло телесные наказания, причем, не только дома, но и в школе. Когда наказание битьем стало выходить из моды, потребовались другие, чтобы делать детей послушными. К примеру, стало очень популярным запирать детей в темноте…

Сегодня мы называем наше общество «цивилизованным»: законы запрещают нам бить, насиловать и убивать детей. Однако это происходит. А потом эти «маленькие отморозки» берут ружья и стреляют – в родителей, в собак, в учителей, в полицейских, друг в друга.

Конечно, псковская история – не единственная. В Санкт-Петербурге 17-летний молодой человек на глазах у бабушки зарезал ножом маму за то, что она не разрешала ему играть в компьютерные игры. А в Москве 19-летний юноша убил мать и бабушку, чтобы получить в наследство две квартиры. Случаи убийства родителей детьми нередки повсюду в мире. Мотивы преступлений иногда поражают своей абсурдностью: в Саудовской Аравии четырехлетний мальчик застрелил своего отца, не купившего ему игровую приставку…

«Почему? Откуда в детях столько жестокости?» – спрашиваем мы. И, не находя ответа, все сваливаем на Интернет. Но все переворачивается с ног на голову, когда читаешь предсмертные записки псковских детей:  «Я вас любила, но вы сами не заметили того, как разрушили мою психику и жизнь. Прощайте все – и друзья, и семья, и знакомые. Не волнуйтесь, уходить буду красиво. Удачи всем в своей жизни и, пожалуйста, не бойтесь жить так, как хотите или считаете нужным. Жизнь в свое удовольствие – это наилучшая жизнь. Люблю вас». Псковские Бонни и Клайд предпочли уйти из этой жизни,  где рядом с ними были взрослые.

Детский суицид – явление нередкое. Любой доктор-травматолог приведет вам ужасающую статистику, где девочки пытаются отравиться, мальчишки режут вены от «безответной любви», и те и другие под действием алкоголя и наркотиков «вышагивают» из окон, и где более половины ДТП со смертельными исходами происходят по вине водителей от 18 до 25 лет.

Откуда появляется «безбашенность», как взрослым определить зону риска для подростка, и как прийти ему на помощь? Попробуем разобраться. 

Семья – источник всех проблем?

Да, интернет и ТВ обвинить проще всего. Но, как утверждают психологи, на первом месте – всегда отношения. Конфликты в семье – одна из главных причин трагедий. На втором – неразделенная любовь. Дальше идут конфликты со сверстниками и какие-то неуспехи в учебе, страх экзаменов, страх потерпеть неудачу. Еще один фактор – тяжелые соматические заболевания. Затем – алкоголизм, наркотики и какие-то психические расстройства.

Если семья – проблемный фактор, то как сделать ее другой? Специалисты утверждают, что главным принципом в семье должно быть равенство. Что это значит для нас, россиян, которые воспитаны на фразах «тебе нельзя, ты еще не дорос», «получишь двойку – не пойдешь в кино», «пока не съешь – не выйдешь из-за стола». Это значит, что нам стоит пересмотреть свои установки и сделать правила равными для всех. Во-первых, ребенка можно и нужно посвящать в семейные дела. Во-вторых, искать компромисс между членами семьи. В третьих, объяснять ребенку непонятное, а не манипулировать понятием «тебе еще рано». Ведь, если сегодня вы объясните и доверитесь ему, то завтра он сделает то же по отношению к вам. Это правило хорошо работает – проверено на практике. И, заметьте, от материального достатка большая часть подростковых проблем не зависит, все упирается в воспитание и взаимоотношения. Если между вами будет доверие, то мыслей о суициде у подростка не возникнет. Он просто будет знать, что мама или папа точно помогут найти выход и из несчастной любви, и из наркотиков, и из ситуации со сверстниками.

А если вы увидели изменения в ребенке, но уже ничего не можете сделать – в каких случаях необходимо срочно вести его к специалистам?

Психологи, работающие с детьми, склонными к суициду, отмечают определенные признаки, которые должны заставить родителей «бить в колокола». Такой подросток делает все, чтобы «подготовиться» к уходу из жизни: он может интересоваться и сидеть на сайтах о самоубийствах и вариантах их осуществления, покупать и хранить у себя множество таблеток, часто говорить на тему смерти и шутить по этому поводу, делать заявления о своей ненужности. Не стоит самостоятельно вести беседы с подобно настроенным ребенком, лучше обратиться к специалисту, который обучен работе с такими ситуациями и знает – как «вытащить» подростка, используя его внутренние резервы и инстинкт самосохранения.

Недетский «жесткач»

Возвращаясь к псковской истории, мы возвращаемся к еще одной «непонятной» теме – «жесткому» поведению подростков, которое иной раз соседствует с садизмом. Для агрессии и травли англичане даже придумали специальное слово – «булинг», которое в детских коллективах встречается куда чаще, чем у взрослых.

Что же по этому поводу думают психологи? Согласно исследованиям, которые были проведены в Канаде, самым агрессивным человек бывает в возрасте 2,5-3 лет. Это период, когда социальные нормы и запреты еще не усвоены ребенком. И именно родители могут сейчас либо перевести агрессию в мирное русло, либо оставить все как есть. Сделать это можно исключительно на собственном примере. Если ребенок видит в семье агрессию, конфликты, насильственные действия, то все эти тенденции он не просто усвоит, но и научится применять в будущем.

Человек, конечно, существо разумное, но таким он становится не сразу. Вначале у него всегда есть пример, модель поведения. Сможете создать «хорошую» модель дома – ребенок ее усвоит. Не сможете – усвоит другую, ту, которую ему покажут в школе, во дворе или где-то еще. Тогда «групповой механизм», «стадное чувство» окажется сильнее – так, еще вчера ваш, не склонный к насилию подросток, попадает в зависимость от группы «друзей».

Прочтите историю детства Гитлера, – и вам станет понятно, почему сценарий Второй мировой был построен на принципе превосходства и истребления. Это – типичная гиперкомпенсация собственных недостатков. И этот всемирный «жесткач» – тоже родом из детства.

Кстати, есть еще один момент, который обращает на себя внимание в псковской истории. Это желание несовершеннолетних демонстрировать свои «геройские» поступки в сети. И причина здесь похожая: подростку важно, чтобы его воспринимали как «крутого», способного нарушить нормы. Ведь нарушение норм и бесшабашность воспринимается как нечто, выделяющее из общего фона. Это та самая «необычность», которую им не дали почувствовать собственные родители. Тоже своеобразный «синдром Гитлера». 

И все-таки – почему?..

Почему общество становится более цивилизованным, а подростковая жестокость не встраивается в эти «цивилизованные рамки»? О модели поведения уже было сказано. Но есть еще и другие причины – те, что не в семье, а в обществе. Поменялось российское государство: дедушки и бабушки росли в одном мире, родители – в другом, дети обитают в третьем. В этом «третьем мире» представление о ценностях настолько размыто, что подростку сложно и не очень понятно – что хорошо, что – плохо, а что – в приоритете.

К тому же, большинство современных родителей настолько хорошо усвоили уроки прошлого, что не желают с ними расставаться. И наказание (в форме телесной или психологической) они считают самым простым и действенным методом воспитания. Они поднимают вопрос об ужесточении наказаний несовершеннолетних за совершенные преступления. Нередко с этим соглашаются даже «продвинутые» политики – в Госдуме, к примеру.

Итак, целесообразно ли законное наказание? Психологи утверждают, что нет. Ведь в таких законопроектах не идет речь о реабилитации, об исправлении, о коррекции ребенка. Предлагая «усилить» и «ужесточить», взрослые стремятся защитить от «плохих» детей себя, их волнует больше собственная безопасность. Но что происходит с подростком, когда акценты сделаны на меры, связанные с лишением свободы? Ребенок помещается в среду таких же сверстников с не самым лучшим поведением, и надежда на то, что он исправится – очень призрачная. Да, гораздо проще наказать. И гораздо сложнее дать условное наказание, а затем проводить работу, создавая продуманные программы социальной работы с этими подростками.

Понятно, что должны быть и телефоны доверия, и специальные круглосуточные службы, в которые можно обратиться за помощью в любой момент. Но иллюзий особо питать не надо. Вряд ли в ближайшее время человечество изобретет «чудесное лекарство», и взаимное детско-родительское насилие прекратится. Рай и ад на земле был всегда. И его пока никто не отменил.

Однако в собственной семье прекратить ад каждому по силам.